+7 (499) 653-60-72 Доб. 574Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Может ли генпрокуратура развалить уголовное дело

Может ли генпрокуратура развалить уголовное дело

В нем анализируется ход уголовного дела по всем инстанциям. От поступления сообщения о факте преступления до принятия решения судом — от МВД до СКР, Генпрокуратуры и системы судов общей юрисдикции. ИПП выяснил, что в этой цепочке действий есть несколько ключевых, выглядящих совершенно абсурдно моментов, от которых часто зависит не только конечный исход дела, но и то, насколько тяжело придется человеку, попавшему в поле зрения правоохранительных органов. Именно на такие моменты Slon обращает внимание читателя.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Генпрокуратура проверит дело Ивана Голунова

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Александр Аснис: "Любым способом не довести дело до суда"

За всю его жизнь не было у него поручения тяжелее, чем это. Он шёл по селу, не замечая ни золотеющих садов, ни дыма сжигаемой ботвы, ни лающих псов, сопровождавших его от автобусной остановки. Открыл калитку, постучал в сени… Вышла женщина, не то чтобы старая, но уставшая. Вынул удостоверение следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры России, представился.

И сказал то, что боялись сказать другие. Её сына по ошибке обвинили в серийных убийствах, приговорили к смертной казни, приговор привели в исполнение. От имени российского правосудия принёс извинения. Она чувствовала, будто что-то случилось.

Сказала, что видела сон: ей приснился голубой туман. Справедливости ради надо сказать, что сын у неё был непутёвый. Он принёс ей много горя. Но того, в чём его обвинили, не совершал. Я представлял всю правовую систему государства, которая именем закона убила невиновного человека. Как вы к этому относитесь? У нас проблемное общество.

Но я очень остро почувствовал, какая огромная ответственность лежит на следователе. Мама — врач-биохимик, отец — нейрохирург.

Он хотел, чтобы и я стал хирургом. Эта работа вызывала у меня большое уважение. Огромная ответственность предполагала высокий профессионализм, мужество принимать решения и бороться за жизнь человека до последней возможности.

Но я выбрал профессию следователя. К окончанию средней школы чётко знал, кем стану. В результате окончил юрфак Алтайского университета. Кравченко — невинно осуждённый и расстрелянный по делу Чикатило.

Потом меня перевели в районную прокуратуру в городе. Там нас собралось трое молодых амбициозных следователей, не признававших никаких авторитетов, кроме Закона. Но в прокуратуре никто не имел опыта при расследовании клеветы. Мне, новичку, поручили необычное и весьма непростое дело.

В ходе расследования, как у нас говорят, появилась судебная перспектива. И тут возник конфликт между прокурором региона и его заместителем, не заинтересованным в направлении дела в суд. Я почувствовал, что оказался в ситуации, в которой в любом случае буду не прав. Как себя вести? Я выбрал такую тактику: затаился, затих, старался не попадаться на глаза начальству и одновременно стал форсировать расследование.

Никого не ставя в известность, пошёл и произвёл выемку в обкоме партии. Можете себе представить, какой скандал поднялся! Тут я и получил первую взбучку. Но в итоге-то дело всё равно направили в суд. Обвиняемый заявил отвод всем судьям региона. Дело для рассмотрения передали в другую область. Там ему и вынесли обвинительный приговор.

Наоборот, меня перевели в прокуратуру Алтайского края. Смотрел, как они работают, обращался за советами… Но, пожалуй, главное, чему я тогда научился, это навыкам работы в условиях удалённых командировок. Рядом ни друзей, ни опытных коллег, посоветоваться не с кем.

Рассчитывать приходилось только на себя. Нам читал лекции Генрих Арсеньевич Густов. Удивительный человек! Он говорил: при расследовании важнейшим является умение находить вопросы.

Поставишь верные вопросы — непременно найдёшь верные ответы. Сотни раз я убеждался в справедливости этого простого, но очень важного правила.

С этим правилом и сегодня живу. Бригады расследовали убийства. После этого меня перевели на должность следователя по особо важным делам при Генеральном прокуроре России. Там всё по-серьёзному. Их противники — разработчики хитроумнейших многоходовых схем, часто — влиятельные государственные чиновники. Поэтому существовала целая система профессионального взращивания следователей. В этот высший слой профессионалов приглашались только уже состоявшиеся специалисты, с обширной практикой ведения следствия в районных, региональных прокуратурах, сумевшие устоять и перед взятками, и перед славой.

И что весьма важно — имевшие своё мнение и умевшие отставить его перед руководителем любого уровня. Понимаешь, что должен соответствовать уровню тех, кто ведёт такие дела. Но у каждого есть свои слабости, недостатки. Которые, кстати, часто являются продолжением достоинств. С ним всем было трудно: коллегам, подчинённым, начальству… Причиной часто были его чрезвычайная скрупулёзность, въедливость. Он учил личным примером: следователь не должен быть мелочным, но обязан быть въедливым к мелочам.

Капля, пылинка, жест, случайная оговорка, тень могут указать направление верного расследования. Кстати, о тени. Генеральная прокуратура расследовала исчезновение французского коллекционера с советскими корнями Басмаджана. Ему позвонили, он вышел, сел в машину, и больше его не видели.

Мы определяли время его разговора из телефона-автомата, установленного на стене гостиницы. Для этого пытались вычислить время смещения тени. Горбунову безразлично, как он выглядит со стороны, какое впечатление производит на окружающих, когда занят делом. Вам приходилось спорить с начальством? Как-то мне поручили продолжить расследование в отношении известного бизнесмена — он передал взятку чиновнику Таможенного комитета. Считая, что собрал достаточно доказательств его вины, подготовил дело для передачи в суд.

В это время состоялось совещание у заместителя генерального прокурора Катышева. Прозвучали мнения, что дело нужно прекращать по сугубо процессуальной проблеме, созданной ещё при возбуждении дела. Я заявил, что уголовное дело прекращать отказываюсь, поскольку не вижу для этого оснований. О ситуации Катышев доложил генеральному прокурору. Никаких криков, матов, угроз! Уверенность следователя в профессионализме и порядочности руководителя — непременное условие успеха при расследовании коррупционных дел.

Или вот ещё пример. Вызывает как-то к себе другой заместитель генерального прокурора и давай распекать.

Гнев начальника был вполне объясним: вместо того, чтобы побыстрее закончить дело о взятках чиновником Госкомимущества, я, наоборот, в его отсутствие продлил срок следствия. Заместитель генерального потребовал так стукнуть кулаком, чтобы народ почувствовал — справедливость и законность в стране есть!

Я положил на стол руку, сжал пальцы, затем разжал. Чтобы получился кулак, мне нужны заключения экспертов. Руководитель выслушал аргументы и согласился.

Впоследствии дело направили в суд, был вынесен обвинительный приговор. Мне даже в голову не приходило опасаться за своё профессиональное будущее только на том основании, что я отстаиваю свою точку зрения, не согласен с руководителем. Профессиональная аргументированная позиция уважалась. Руководство поддерживало тех, кто не держался за кресло. Кем меня там только не выставляли: и глупый, и жестокий, и коварный — арестованного, якобы больного язвой желудка, заставлял кормить томатной пастой, помещал его в камеру к наркоманам, больным СПИДом… В другом случае один из моих оппонентов приписал себе болезнь и прошёл довольно болезненный курс лечения у моего родственника, а всё ради того, чтобы установить со мной контакт.

Пройти это не так трудно, как может показаться со стороны. Весь вопрос в том, насколько вы, следователь, можете держать удар. Мне по-своему когда-то повезло: расследовал дело о получении вознаграждений руководителями МВД и Министерства безопасности России. Работать пришлось в условиях тихого и жёсткого противодействия. Их интересы всегда представляли адвокаты. Причём адвокаты маститые. Как складывались отношения с ними?

Умные, профессиональные адвокаты — это отличная подмога следователю! Грамотный адвокат помогает следователю проверить прочность аргументов, выстроенной версии.

Уголовное дело на разных стадиях: в полиции, в зале суда и в голове судьи

Офицер полиции игнорирует не только правила субординации, но и нормы закона. Самые свежие новости на нашем Яндекс. Дзен канале.

По надуманным основаниям оно было прекращено прежним руководством Генпрокуратуры. Из телефонных разговоров, в рамках закона записанных оперативными службами, следует, что такое решение якобы стоило 2 млн долларов.

А стал адвокатом потому, что получив определенный практический и научный опыт, решил попробовать себя в прямо противоположной сфере. В течение десяти лет я поддерживал обвинение в судах. Сталкивался с адвокатами в процессе ежедневно, видел их работу, пытался представить себя на их месте и счел, что как адвокат я смогу проявить себя больше, чем как прокурор. Ведь прокурор всегда находится в очень жестких рамках, даже когда считает, что должен поступить по-другому. Рамки должности и ведомства не позволяют поступить так, как считаешь нужным.

Неправительственный доклад

Органы прокуратуры РФ может ждать реформа после выборов президента России в году. Это касается, в частности, права возбуждать и прекращать уголовные дела. В конце апреля года спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко поручила профильным комитетам верхней палаты рассмотреть предложения по законодательному расширению полномочий прокуроров. Это произошло после доклада Генерального прокурора РФ Юрия Чайки о состоянии преступности, с которым он выступил в Совфеде. Чайка тогда заявил, что прокуратуре необходимы дополнительные права для более эффективного контроля и обеспечения законности. Следователь — как рабочий инструмент в руках прокурора. Во всем мире прокурор выполняет одну из двух функций: сам расследует уголовное дело либо руководит расследованием. Поэтому, по его мнению, необходимо внести в законодательство изменения полномочий прокуратуры. Кроме того, глава надзорного ведомства тогда призвал дать прокурорам право санкционировать до направления в суд намерение следствия об аресте задержанных подозреваемых.

Дерзкий следователь — и в лифт заскочил, и дело развалил

Напомним историю Ольги Журавлевой, той самой матери-одиночки из Саратовской области. В чем заключалось мошенничество? Потеряв в прошлом году работу, женщина стала получать пособие по безработице— рублей. Средств на содержание детей не хватало, время от времени она помогала убираться в местной пиццерии, получая за это небольшое вознаграждение. Эти деньги Журавлеву и погубили — о них стало известно сотрудникам полиции, которые усмотрели в действиях женщины состав преступления, передали дело в суд.

Верховный суд поддержал законопроект с соответствующими поправками, которые были внесены сенатором Константином Цыбко, который сегодня уже лишен статуса члена СФ. По мнению экспертов, это новшество изменит расстановку сил в уголовном производстве в пользу прокуратуры и позволит поднять качество следствия.

За всю его жизнь не было у него поручения тяжелее, чем это. Он шёл по селу, не замечая ни золотеющих садов, ни дыма сжигаемой ботвы, ни лающих псов, сопровождавших его от автобусной остановки. Открыл калитку, постучал в сени… Вышла женщина, не то чтобы старая, но уставшая. Вынул удостоверение следователя по особо важным делам Генеральной прокуратуры России, представился.

Прокуратуре могут вернуть право возбуждать и прекращать уголовные дела

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах. Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий]. В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу.

.

.

Установлено, что, передавая деньги, Демчук рассчитывал на коллегу в плане воздействия на его подчиненного, расследовавшего уголовное дело в.

.

.

.

.

.

.

.

Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Адам

    У меня зять работает в Китае,а дочь приехала рожать в Россию. Он будет переводить ей деньги на карту,т.к. должен содержать семью. Неужели с них будут ещё что-то высчитывать? Зять уехал чтобы на квартиру заработать.В России это нереально .Что же им теперь и не накопить?

  2. doremo

    Надо иметь в квартире камеры наблюдения, желательно скрытые, и включать все сразу при таких гостях.

  3. Марта

    Спасибо Тарас, за Ваши советы. Есть вопрос для будущего ролика есть ли статья за недопуск в туалет учреждений питания бывает надо руки помыть или в туалет а владельцы или сотрудники кафе, бара или ресторана не пускают в туалет, мол запрещено. Они это разве это законно делают ? И какую статью они нарушают ? Это чтобы уже знать до выхода ролика! Спасибо за ответ ??

  4. unmela

    Спасибо Тарас я как раз думаю приобрести авто, но торможу из за неизвестности, что наша рада придумает с старенькими авто.

© 2018 ekaterina-monastir.ru